avangard-pressa.ru

Раздел третий. Преступление. 1797 г. содержалось положение, согласно которому «право защищать себя и ближних принадлежит к числу прирожденных прав»1 - Психология

1797 г. содержалось положение, согласно которому «право защищать себя и ближних принадлежит к числу прирожденных прав»1.

В 1866 г. в работе, посвященной необходимой обороне, А.Ф. Кони отме­чал, что «в силу стремления к самосохранению человек старается избежать опасности и принимает все меры к ее отвращению; он имеет на это право, и притом право, которое должно быть рассматриваемо как прирожденное»2.

Таким образом, право на необходимую оборону издревле рассматри­валось как важнейшее субъективное право каждого человека.

В России первоначально право самозащиты охватывалось поняти­ем частной мести. Впоследствии отдельные положения об обороне бы­ли включены в Русскую Правду. В Соборном уложении 1649 г. нормы об обороне были разрознены и располагались в различных главах. Вме­сте с тем признавалась необходимая оборона широкого круга объектов: жизни, здоровья, целомудрия женщин, имущества, жилища. Оборонять можно было не только себя, но и других лиц. В качестве условия право­мерности обороны называлось ее соответствие нападению. В Артикуле воинском 1715 г. институт необходимой обороны не получил должного развития. Однако уже в Уложении о наказаниях уголовных и исправи­тельных 1845 г. законодатель вновь вернулся к обстоятельной регламен­тации этого обстоятельства. Основные принципы такой регламентации были сохранены и в Уголовном уложении 1903 г., согласно которому не считалось преступлением «деяние, учиненное при необходимой обо­роне против незаконного посягательства на личные или имуществен­ные блага самого защищавшегося или другого лица».

В современной юридической литературе отмечается, что «естественное право обороны» регламентировано в Конституции РФ (ч. 2 ст. 45)3. Однако данное конституционное положение закрепляет право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Это принципиальное положение не относится только к необходимой обороне. Защита своих прав и свобод может осуществляться и вне рамок необходи­мой обороны, например путем обращения в суд, путем превентивных мер, не имеющих ничего общего с необходимой обороной. Кроме того, необхо­димая оборона относится к защите не только собственных прав и свобод, но и прав и свобод другого лица, общественных и государственных инте­ресов. Таким образом, конституционная норма лишь частично охватывает право необходимой обороны — самооб&рону, защита же других интересов регламентируется УК. Итак, необходимая оборона — институт уголовно­го права. В других отраслях российского права необходимая оборона так-

1 Приводится по: Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 417.

КониА.Ф. О праве необходимой обороны. М., 1866. С. 193. 3 Полный курс уголовного права. В 5 т. / Под ред. А.И. Коробеева. Т. 1: Преступление и наказание. СПб., 2008. С. 678.

Глава XV. Обстоятельства, исключающие преступность деяния

же находит свое отражение, однако ее понятие и условия правомерности лишь воспроизводят те, что предусмотрены уголовным законом.

Понятие необходимой обороны определено в ст. 37 УК, согласно ко­торой не является преступлением причинение вреда посягающему ли­цу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов об­щества или государства от общественно опасного посягательства, ес­ли это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жиз­ни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угро­зой применения такого насилия (ч. 1).

В ч. 2 приведенной статьи, помимо этого, указывается, что защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обо­роняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой приме­нения такого насилия, является правомерной, если при этом не было до­пущено превышения пределов необходимой обороны, т.е. умьшшенных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

На основании приведенных законодательных положений необходи­мую оборону можно определить как правомерную защиту личности, обще­ства и государства от общественно опасного посягательства путем причи­нения вреда посягающему лицу.

Институт необходимой обороны имеет ярко выраженную гуманисти­ческую направленность и служит в первую очередь защите прав потерпев­ших. Защита от общественно опасных посягательств общественно полезна и способствует пресечению таких посягательств. Вместе с тем необходимая оборона является субъективным правом, а не обязанностью лица, подверг­шегося посягательству, поскольку связана с определенным риском для него.

Правом на необходимую оборону могут воспользоваться в равной сте­пени все лица независимо от их профессиональной или иной специаль­ной подготовки и служебного положения. Для некоторых должностных лиц пресечение Общественно опасных посягательств, в том числе пре­ступлений, является профессиональной обязанностью. К таким лицам относятся сотрудники полиции, органов государственной безопасности, сотрудники таможенных и налоговых органов и др. Правовой основой Для их деятельности служит специальное законодательство. Так, соглас­но Федеральному закону от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции»1 на ее сотрудников возложена обязанность «пресекать противоправные деяния, Устранять угрозы безопасности граждан и общественной безопасности» (ст. 12). Вместе с тем обязанность этих субъектов пресекать общественно опасные посягательства не означает обязанность этих лиц подвергать се­бя смертельной опасности. Такая обязанность не может быть возложена

1 С3 РФ. 2011. №7. Ст. 900.

Раздел третий. Преступление

ни на кого. Поэтому для названных лиц условия правомерности необхо­димой обороны те же, что и для остальных граждан. Предъявление к их защитным действиям повышенных требований недопустимо.

Право на необходимую оборону существует независимо от имеющейся возможности избежать общественно опасного посягательства, например путем бегства или уклонения от посягательства, либо возможности обра­титься за помощью к другим лицам или органам власти (ч. 3 ст. 37 УК)1.

В нарушение закона российские правоприменители нередко при­знают, например, убийством, совершенным при превышении пределов необходимой обороны, такое лишение жизни посягающего, при кото­ром у оборонявшегося имелась возможность избежать посягательства или причинить менее серьезный вред.

Так, К. была осуждена по ч. 1 ст. 108 УК. Суд в приговоре констатировал, что К., увидев в руках С. нож, могла реально опасаться за свою жизнь. Одна­ко, вырвав из его рук нож, К. не попыталась покинуть квартиру или предот­вратить конфликт иным путем, менее опасным для жизни С, а из чувства не­нависти, сознательно допуская возможность причинения смерти, нанесла ему со значительной силой удар ножом в жизненно важную часть тела — грудь, причинив повреждение сердца, от чего он скончался на месте преступления.

Президиум Мосгорсуда признал такой вывод суда ошибочным и указал, что согласно ч. 3 ст. 37 УК право на необходимую оборону принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Как видно из материалов дела, К. находилась наедине с С. в закрытой комнате, в отсутствие соседей по коммунальной квартире. Он был в состоянии алкогольного опья­нения, вел себя агрессивно, подошел к К., держа нож на уровне ее груди. Она, понимая, что для ее жизни существует реальная угроза, защищаясь, вырвала нож и нанесла им С. удар в грудь. Следовательно, действия К. соответствова­ли характеру и степени общественной опасности посягательства. Поэтому ее осуждение за убийство при превышении пределов необходимой обороны не­обоснованно. Дело было прекращено за отсутствием состава преступления2.

Необходимая оборона называется необходимой потому, что она имеет вынужденный характер. Обороняющийся поставлен в необходимость

Интересно, что вопрос о том, обязано ли лицо, подвергшееся нападению, исполь­зовать возможность бегства или обращения за цомощью к другим лицам, волновал еше юристов XIX в. Так, во время обсуждения проекта Баварского УК 1813г., положения ко­торого были воплощением основных идей классической школы уголовного права, мне­ния юристов по этому вопросу разделились. Некоторые считали, что бегство должно быть признано необходимым условием для горожан и крестьян, но необязательным для дво­рян и военных, которые вправе в силу их статуса дать отпор посягающему вместо того, чтобы «недостойным образом избежать незаконного нападения бегством». Однако это предложение было отклонено (цит. по: КониА.Ф. Указ. соч. С. 209-210). 2 ВВС РФ. 2002. № 6. С. 17.